В эти дни в России отмечают очередную годовщину Бородинского сражения, приблизившего крах «нашествия двунадесяти языков».

«Сражение началось 7 сентября. Ровно в 6 часов утра с неприятельской батареи генерала Сорбье раздался первый выстрел, а за ним началась канонада 102 орудий, расположенных против Семёновских флешей», – писал советский историк генерал-майор Николай Фёдорович Гарнич о «первых аккордах» Бородинского сражения.

А вот что вспоминали впоследствии очевидцы – русские офицеры, участники той знаменитой баталии. «Застонала земля и пробудила спавших на ней воинов, – писал гвардии полковник Фёдор Николаевич Глинка.
– Дрогнули поля, но сердца спокойны были. Так началось беспримерное Бородинское сражение 26 августа. Туча ядер, с визгом пролетавших над нашим шалашом, пробудила меня и товарищей. Вскакиваем, смотрим – густой туман лежит между нами и ими. Заря только что начинала зажигаться. Неприятель подвёз несколько сот орудий и открыл целый ад. Бомбы и ядра сыплются градом. Треск и взрывы повсеместны. Одни шалаши валятся, другие пылают. Войска бегут к ружью в огонь».
«С рассвета дня открылся как бы самый ад с его ужасами. С самого начала его до конца ни на секунду не умолкали и беспрерывно усиливались громы… Дрались все насмерть, как разъярённые львы», – вспоминал чиновник Коллегии иностранных дел Михаил Михайлович Евреинов, бывший в Отечественную войну поручиком Московского ополчения.
В память об этом славном сражении Отечественной войны 1812 года, воистину впервые за два столетия объединившей русский народ, музей-заповедник «Бородинское поле» из года в год в начале сентября проводит торжественные мероприятия. В нынешнем году праздник День Бородина прошёл в воскресенье, 2 сентября.
У главного монумента был организован торжественный митинг и отслужена панихида по павшим воинам. Затем силами энтузиастов-реконструкторов, приехавших из многих городов России, было проведено театрализованное представление – реконструкция эпизодов Бородинского сражения.
Конечно, это стоило повидать воочию! С обеих сторон, не жалея пороха, лупили пушки и дым стлался над полем. Русские егеря отважно сдерживали французскую пехоту, пытавшуюся переправиться через реку Колочь и войти в село Бородино. Ахтырские гусары и литовские уланы (кавалерийские полки Русской армии) дерзко атаковали «железных людей» – кирасиров наполеоновской армии. В бой вступили даже русские ополченцы, причём в бинокль было видно, что мужички эти были вооружены не просто «дубиной народной войны», но целым деревом, которым лихо разгоняли неприятелей…

Пехотные подразделения мгновенно выстраивались в каре, стреляли шеренгами и ощетинивались штыками, затем перестраивались в колонны и дружно атаковали. Из конца в конец так называемого плац-театра галопом проносились кавалерийские эскадроны, противники сталкивались и скрещивали сабли… Бой происходил с переменным успехом и завершился как бы с нейтральным результатом в центре позиции.
Всё получилось очень зрелищно и очень красиво и не раз вызывало восторженные аплодисменты зрителей. Конечно, о настоящей Бородинской битве это могло дать лишь весьма приблизительное представление – одних только участников реального боя было в двести раз больше, но всё-таки…
«Вам не видать таких сражений!» – писал Михаил Юрьевич Лермонтов и был очень прав. Весь Бородинский бой – это словно бы мозаичная картина, составленная из ярких фрагментов и замечательных подвигов – личных и коллективных.
Уже в начале боя, когда завязалась перестрелка у села Бородина, на командный пункт Михаила Илларионовича Кутузова в селении Горки пришёл молодой солдат лейб-гвардии Егерского полка, который представил главнокомандующему взятого им в плен французского офицера и отдал его шпагу. Француз рассказал, что, когда он повёл своих солдат на мост через реку Колочь, к нему подскочил этот егерь, отнял у него шпагу, а самого его схватил за воротник мундира и потащил в русский тыл. Офицер отметил, что солдат, сколько это возможно, был вежлив и не потребовал у пленного даже кошелька.

Кутузов прикрепил на грудь егерю Георгиевский крест, и молодой солдат, чьё имя история не сохранила, побежал туда, где сражались и умирали его товарищи…

Лейб-гвардии Литовский полк, для которого Бородино стало боевым крещением, действовал на левом фланге, подвергшемся наиболее сильной атаке противника. Полк стоял в батальонных каре под непрерывным артиллерийским огнём, отражал атаки пехоты и кавалерии, потеряв при этом почти половину своего личного состава.
В критический момент боя на Семёновских флешах генерал-майор Александр Алексе-евич Тучков 4-й подхватил Знамя Ревельского пехотного полка и повёл мушкетёров (так именовались пехотные солдаты) в контратаку. Тучков исчез среди разрывов гранат… Тело его так и осталось ненайденным, хотя через два месяца после сражения на поле приезжала вдова генерала Маргарита Михайловна Тучкова и долго искала его. Впоследствии она стала игуменьей Спасо-Бородинского монастыря, воздвигнутого на том месте, где погиб её муж…
После того как неприятелю удалось захватить Курганную батарею, находившуюся в центре русской позиции, его кавалерия – вестфальские кирасиры, французские карабинеры, польские уланы и прочие представители «двунадесяти языков» попытались развить успех, но были встречены нашей тяжёлой гвардейской кавалерией. Кавалергарды и конногвардейцы дерзко атаковали превосходящие силы противника, опрокинули их и обратили вспять.
Подобных эпизодов можно вспомнить немало, но ещё больше подвигов так и остались неизвестными или позабытыми.
Александр Сергеевич Пушкин назвал 1812 год «временем славы и восторга». Действительно, Отечественная война явилась наиболее ярким событием нашей «дореволюционной истории», она не только сплотила все слои российского общества, но и подняла на небывалую высоту международный авторитет нашей державы.
И вообще, говоря по-простому, всё произошедшее было красиво и интересно. Можно много рассуждать о необходимости изучения истории, но только если история интересна и красива, к ней действительно будут обращаться, её будут знать и любить. Нет, это не приукрашивание истории – это отбор информации, который происходит повсеместно.
Вот те же французы. Многие из них (однако далеко не все!) очень любят Наполеона Бонапарта, превратившего Францию в империю, создавшего «Великую армию», которая сокрушала все европейские армии. Об унижении же, последовавшем в «постнаполеоновскую» эпоху, вспоминать, разумеется, не любят. Всякому французу гораздо дороже время их «славы и восторга» – побед при Аустерлице, Маренго, Йене и Ауэрштедте…
Бородинское сражение (французы именуют его Bataille de la Moskova – «битва при Москве-реке») они, впрочем, как и мы, также относят к числу своих побед. Кстати, на торжествах присутствовал военный атташе Французской Республики, возложивший к главному монументу роскошный венок.
…Взрослые люди на Бородинском поле играют в войну – и кое-кто это осуждает. Однако наблюдая такие «игры», кто-то из зрителей может по-настоящему заинтересоваться произошедшим два с лишним столетия назад, по-настоящему обратиться к истории и самостоятельно заполнить «пробелы» нашего школьного образования. А после – почувствовать истинную гордость за свою страну, за её историю и за наш народ.
Разъехались участники и гости праздника, а на Бородинском поле открылась проводимая музеем-заповедником XXII Международная научная конференция «Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы».

Александр БОНДАРЕНКО, “Красная звезда”, 7 сентября 2018 года

http://www.рцпв.рф/wp-admin/post-new.php

 

 

 



Понравилась статья? Поделитесь ссылкой на нее со своими друзьями и партнерами:

Оставить свой коментарий (сообщение)

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *